Проект "История Турции и арабского мира"

Битва при Айн-Джалуте.

Битва при Айн-Джалуте — сражение 3 сентября 1260 года между армией египетских мамлюков под командованием султана Кутуза и эмира Бейбарса и монгольским корпусом из армии Хулагу под командованием Китбука-нойона. Монголы были разгромлены, Китбука убит.
Место битвы — Изреельская долина близ источника Айн-Джалут (араб. «источник Голиафа»; ивр. Эйн-Харод), находящегося у северо-западного подножия хребта Гилбоа, к западу от деревни Гидона, примерно в 15 км к северо-западу от города Бейт-Шеан, Израиль (парк Мааян-Харод). В военной истории это место известно также столкновением между Салах ад-Дином и франками в сентябре 1183 года.
Предыстория
Основная статья: Ближневосточный поход монголов
В 1253 на курултае в Монголии был решён вопрос о походе против исмаилитов-низаритов (ассасинов) Ирана и халифата Аббасидов. Командующим армией великий хан Мункэ назначил своего брата — Хулагу. Уже в 1253 в Кухистане (горы Эльбурс) действовал авангард под командованием Китбуки. Основная армия перешла Амударью в начале 1256 и в течение года ликвидировала расположенные в Западном Иране крепости низаритов. В феврале 1258 был взят Багдад — столица Аббасидского халифата, а затем (1260) — Халеб. Отряд под командованием Китбуки захватил Дамаск.
Весть о внезапной кончине великого хана Мункэ (1259) вынудила Хулагу с бoльшей частью войска вернуться в Иран. В Палестине остался корпус Китбуки. Отступая, Хулагу отправил посольство к мамлюкскому султану Кутузу в Каир со следующим ультиматумом:
Великий господь избрал Чингиз-хана и его род и [все] страны на земле разом пожаловал нам. Каждый, кто отвернулся от повиновения нам, перестал существовать вместе с жёнами, детьми, родичами, рабами и городами, как всем должно быть известно, а молва о нашей безграничной рати разнеслась подобно сказаниям о Рустеме и Исфендияре. Так что, ежели ты покорен нашему величеству, то пришли дань, явись сам и проси [к себе] воеводу, а не то готовься к войне
— Джами' ат-таварих[2]
В ответ на это требование Кутуз, по инициативе Бейбарса, приказал казнить послов и готовиться к войне.
Накануне битвы
Возможные союзники монголов, христиане Палестины, неожиданно пришли на помощь мамлюкам. Жюльен Грёнье, граф Сидона, без повода и предупреждения напал на монгольский отряд. Мамлюкский корпус, вышедший из Египта 26 июля 1260 года, пройдя через Синайскую пустыню и сбив монгольский заслон у Газы, получил в христианской Акре отдых и продовольствие. Отдохнув под стенами гостеприимной крепости, мамлюки через территорию Иерусалимского королевства вышли в Галилею, в тыл монгольской армии.
Китбука находился в долине Бекаа, когда получил известие, что мамлюки вступили в Сирию и направляются на север. Он собрал свои войска, рассеянные по гарнизонам и пастбищам, выступил на юг и занял позицию близ Айн-Джалута. Выбор места для ожидания противника был логичен. Текущий вдоль северного подножия Гилбоа поток Вади (или Нар) Джалут мог предоставить водопой для лошадей, а окрестная долина — пастбища и простор для кавалерийской атаки. Монголы могли использовать близость горного хребта, чтобы укрепить свой фланг. Близлежащий холм Море (Гиват ха-Море) являлся отличным наблюдательным пунктом.
Силы сторон
Войска обеих сторон состояли преимущественно, если не исключительно, из конных лучников.[3]
Монголы
Численность войск Китбуки была сравнительно невелика. Согласно сведениям Киракоса Гандзакеци, Хулагу оставил ему около 20 тысяч человек, по Гетуму Патмичу и Абу-ль-Фараджу, — 10 тысяч[1]. Современный историк Р. Амитай-Прейсс оценивает монгольские силы в 10-12 тысяч[4], включавших, наряду с монгольской конницей, вспомогательные отряды из Киликийской Армении (500 человек, по Смбату), Грузии, а также местных войск, ранее служивших сирийским айюбидам. На стороне монголов выступали и айюбидские правители аль-Ашраф Муса из Хомса и ас-Саид Хасан из Баниаса.
Мамлюки
Точная численность египетской армии неизвестна. Позднейший персидский историк Вассаф говорит о 12 тысячах воинов, но поскольку источник его сведений неизвестен, они не вызывают доверия. Скорее всего в распоряжении Кутуза были бо?льшие силы (по мнению Р. Ирвина, его армия могла насчитывать до 100 тысяч человек[5]), но мамлюки были немногочисленным корпусом элитных войск, а основную часть составляли слабо экипированные египетские воины (аджнад), а также бедуины и лёгкая туркменская кавалерия. К мамлюкскому султану присоединились также курды-шахразури, бежавшие от армии Хулагу сначала в Сирию, а затем в Египет, и айюбидский правитель Хамы аль-Мансур. Арабский летописец Бейбарс аль-Мансури (ум. 1325) сообщает, что Кутуз «собрал [каждого] всадника и пешего воина (аль-фарис ва-ль-раджиль) среди бедуинов (аль-урбан) и других». Однако участие в битве пехоты не подтверждается другими источниками. Вероятно, выражение аль-фарис ва-ль-раджиль использовалось автором в переносном смысле — «всеобщий сбор» [6]. Четыре арабских источника упоминают об использовании египетской армией в сражении небольших пороховых пушек [7].
Ход сражения
Битва началась на рассвете 3 сентября 1260 года[8]. Мамлюки наступали по Изреельской долине с северо-запада и вышли к монгольским позициям, располагавшимся к северу и северо-западу от источника Айн-Джалут. Монголы ответили на подход мамлюков, атаковав их. Мамлюкский левый фланг был разбит и раздроблен. Кутуз, чьи лидерские качества и смелость отмечены в мамлюкских источниках, сохранил хладнокровие и возглавил контратаку. Монголы атаковали повторно, и мамлюки снова были близки к поражению. Но Кутуз не потерял голову и вновь собрал войска, если верить сообщениям летописцев, несколькими кличами «О Ислам! Йа, Аллах, помоги своему слуге Кутузу против монголов». Затем он провёл общую атаку, которая привела к победе мамлюков. Вероятно, примерно в это время был убит Китбука, что привело к окончательному рассеянию монгольской армии. Одним из факторов, способствовавших победе мамлюков, было дезертирство аль-Ашрафа Мусы, который с начала сражения находился со своими войсками на левом фланге монголов.
После поражения монголы, по-видимому, разделились и бежали в разных направлениях. Одна группа поднялась на близлежащий холм и попыталась оказать сопротивление, но большая часть этого отряда была захвачена или убита воинами Бейбарса. Те, кому удалось бежать, были пойманы и убиты местными жителями. Рашид ад-Дин сообщает, что некоторые выжившие искали убежище, скрываясь в тростниковых полях — вероятно, в плавнях в районе Вади-Джалута или в окрестностях реки Иордан. Однако, эти беглецы встретили свой конец, когда поля были преданы мамлюками огню.
Количество погибших монголов, судя по источникам было велико: «Манускрипт Ротелина» приводит число 1500. Аль-Айни пишет, что в сражении была уничтожена большая часть монгольского войска. Утверждение Шарим ад-Дина Узбега, что погибла вся монгольская армия, однако, является преувеличением. Данных о потерях мамлюков нет. Выжившие монголы бежали на север; среди них был Байдар, командующий монгольским авангардом в Газе, который, видимо, присоединился к Китбуке непосредственно перед битвой. Историк Хетум Патмич пишет, что выжившие монголы нашли убежище у царя Малой Армении Хетума. Монгольские власти в Дамаске вместе с местными приспешниками быстро покинули город, но многие из них были ограблены и убиты местными жителями. То же самое произошло в Хаме и Алеппо. Лагерь Китбуки, вероятно, остававшийся в долине Бекаа, был захвачен вместе с его семьёй. Ибн аль-Амид пишет, что было захвачено множество монгольских женщин, не упоминая, где именно.
Последствия. Историческое значение
Хотя наступление монголов в Палестине было остановлено, а мамлюки заняли Сирию, битва при Айн-Джалуте не имела решающего значения в долгосрочной перспективе. Война между Мамлюкским султанатом и государством Хулагуидов, основанным Хулагу, затянулась на годы. Монгольские войска возвращались в Сирию в 1261, 1280, 1299, 1301 и 1303 годах. Однако битва имела огромный психологический эффект: миф о непобедимости монгольской армии в поле пошатнулся, если не был развеян совсем; военный престиж мамлюков-бахритов был подтверждён, как и ранее, в битве при Мансуре против крестоносцев (1250).
По сведениям Макризи, Бейбарс, став султаном, приказал воздвигнуть в Айн-Джалуте памятник, известный как Машхад ан-наср — «Памятник победы» [9].