Проект "История Турции и арабского мира"

Внешняя политика Турции в XX веке: борьба за вход в новый век.

.
Турция в 20 веке кратко говоря прошла путь от злосчастного «больного человека Европы» до процветающего государства-кандидата в члены ЕС.
Как и многие другие страны на пороге века индустриализации и глобализации, Турция в начале 20 века находилась в довольно плачевном состоянии. Власть объявила государство банкротом. Сильные государства Европы стали делить территории бывшей могучей империи.
20 век Турция встречала с Абдулахмидом II на троне, чье правление часто характеризуют как период тирании. Культивировалось невежество основных масс населения. Члены общества «Единство и развития», агитировавшие за конституционный строй, были осуждены султаном. Далее «молодые (новые) турки», как стали называть приверженцев этой и сходных по духу организаций, распространяли свои идеи из эмиграции.
Их призывы добрались до родины – в 1907 году в Турции назревала революционная ситуация. Армия была на стороне «Единства и развития».
26 апреля 1909 года младотурки свергли правительство Султана. На трон был посажен младший брат Абдулхамида Махмуд V Ришод.
Такой расклад не мог не беспокоить великие державы, им хотелось воспользоваться нестабильным положением сосредоточившейся на революции Турции, чтоб получить от ее бедствий еще большую выгоду. А Турция все не находила единства…
После борьбы 1911-1913 гг, младотурки укрепились у власти. Она была в руках «Тройки» (это три лидера Энвер-паша, Талаат-паша и Джемаль-паша). Повторился курс на сближение с Германией, которая по-прежнему не претендовала на османские земли. В ответ Германия ждала от Турции подписания союзнического договора. Этот фатальный документ был составлен в начале Первой мировой.
После войны Турции разделила с Германией поражение. По Севрскому договору 1920 года бывшая Османская империя и даже сама Турция была разделена Францией и Англией.
Граждане не могли смириться с последствиями договора, вновь закипало национальное движение, образовывались партизанские отряды и повстанческие организации рабочих.
Ключевой фигурой этого непростого времени стал Мустафа Кемаль-паша. Заручившись поддержкой СССР, он вооружил свою армию, и упразднил султанат. Он же создал Народную партию (НРП). Новая Турецкая республика добилась подписания вместо Севрского – Лозаннского договора. Страны Антанты признавали независимость Турции и отменяли капитуляции.
Успех вдохновил Кемаля – началось развитие экономики, учебные заведения стали светскими, а министерство религии, мусульманские суды были отменены. В этот же период создали новые кодексы, и даже новый алфавит на основе латиницы. В 1924 году приняли Конституцию, а Мустафа Кемаль стал первым президентом, а позже получил титул Ататюрка – отца, лидера нации.
Несмотря на ряд позитивных перемен, авторитарный настрой Ататюрка имел массу отрицательных последствий. Притеснялись курды, государство стремилось объединить всех национальной идеей, насильно провозглашая турками всех граждан, не учитывая их идентичности. Также не обошлось без подавлений несогласных, арестов, подозрений и их «нейтрализации».
После смерти Кемаля президентом стал его однопартиец Исмет Иненю, который продолжил дружбу с Германией, теперь уже фашистской, и на пороге уже новой – Второй мировой войны. Реформы отошли на второй план, был взят курс на милитаризацию. И хотя Турция и была страной все же сохранившей до конца войны свой официальный нейтралитет, по договору о дружбе с Германией она поставляла ей сырье и пропускала через стратегические проливы.

Со времён окончания Второй мировой войны Турция рассматривала Советский Союз в качестве главного соперника на международной арене, с которым была общая граница протяжённостью 590 километров. В 1952 году опасения Турции насчет политики СССР стали настолько сильны, что турецкие политики решили присоединиться к Соглашению о коллективной обороне между США и Европой (НАТО). Участие в НАТО сделало Турцию стороной конфликта в Холодной войне, которая продолжалась в международной политике около сорока лет. В 1960-х годах отношения Турции с СССР несколько потеплели, что привело к подписанию нескольких двусторонних соглашений об экономическом сотрудничестве в 1970-х годах. Однако, советское вторжение в Афганистан в 1979 году спровоцировало рост опасений турецких политиков по поводу советского экспансионизма и привело к охлаждению отношений, которое продолжалось более пяти лет. Начиная с середины 1980-х годов Турция постепенно возобновляла отношения с СССР. Анкара и Москва заключили ряд соглашений, в том числе разрабатывался план по транспортировке природного газа из советских газовых месторождений в Турцию. Экономические и дипломатические связи между двумя странами прекратились, когда Советский Союз распался на пятнадцать независимых государств.
В 1991 году власти Турции стали пересматривать свою внешнюю политику в связи с изменившейся геополитической обстановкой после распада СССР и начала военной кампании стран международной коалиции ООН против Ирака. Оба эти события глубоко затронули Турцию, так как Советский Союз был соседом на севере и востоке, а Ирак был соседом на юге. С 1991 года в регионе началась политическая нестабильность, многие турецкие политики опасались возможных негативных последствий для своей собственной страны. Тем не менее, другие политики Турции посчитали, что эти геополитические события предоставили Турции уникальную возможность восстановить своё историческое влияние в качестве моста между двумя регионами, в которых она имела лишь незначительное присутствие после распада Османской империи.
Для Турции следствием распада Советского Союза стала замена одного крупного, мощного и в целом предсказуемого соседа на несколько территориально небольших соседей, которые характеризуются внутренней нестабильностью и неспокойной внешней политикой. Как и большинство государств, Турция воспринимает Россию как правопреемника Советского Союза. В конце 1991 года турецкие официальные лица не могли определиться с тем, какую роль играет Россия в Содружестве Независимых Государств (СНГ), но старались избежать противостояния традиционному противнику. Дипломатические контакты Турции с Россией и СНГ были сосредоточены на пересмотре многочисленных соглашений о техническом и экономическом сотрудничестве между Советским Союзом и Турцией, которые продолжили действовать после распада СССР. Турция также инициировала проведение многосторонних встреч с лидерами пяти государств, которые имеют общую морскую границу в Чёрном море — России, Грузии, Украины, Болгарии и Румынии, по вопросам экономического сотрудничества.
В Закавказье и Центральной Азии, где Турция больше всего стремилась установить свое влияние, Анкара была вынуждена действовать с оглядкой на Москву. После декабря 1991 года усилия Турции по увеличению влияния в соседнем Закавказье были ограничены не столько Россией, сколько политическими реалиями, возникшими в самом регионе. Все три новые страны региона: Армения, Азербайджан и Грузия имеют сухопутные границы с Турцией, поэтому политические и экономические лидеры страны рассматривали их как партнеров для реализации проектов в области торгово-экономического развития. Партия Отечества Тургута Озала и Демократическая партия премьер-министра страны Сулеймана Демиреля поддержали идею расширения связей с Азербайджаном, нефтедобывающей страной, население которой говорит на азербайджанском языке, похожем на турецкий язык.
Почти все основные партии Турции высказали недовольство относительно существования независимой Армении, вероятно, из-за исторического конфликта между армянами и турками. В начале 1990-х годов возрождение вражды между странами казалось неизбежным, так как Армения и Азербайджан стали воевать за Нагорный Карабах, этническое армянское большинство которого пыталось отделиться от Азербайджана. Турция заняла официальную нейтральную позицию в конфликте, хотя и симпатизировала азербайджанским властям. В 1992 и 1993 годах общественное мнение турок против политики Армении стало особенно негативным, когда военные успехи армянских войск заставили десятки тысяч азербайджанских беженцев вступить на территорию Турции. В ответ, Турция стала оказывать экономическое давление на Армению, закрыв трансграничные дороги по перевозке грузов в страну, не имеющую выхода к морю, и сократив поставки турецкой электроэнергии в армянские города. Однако членство Турции в НАТО и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, её озабоченность насчет общей региональной нестабильности (в соседней Грузии шла гражданская война), опасения по поводу непредсказуемой ответной реакции иранских и российских властей, в совокупности сдержали Турцию от оказания прямой военной помощи Азербайджану.
В 1993 году президент Азербайджана Абульфаз Эльчибей был свергнут, одной из причин стало разочарование азербайджанской элиты в протурецком правительстве страны. Это неожиданное политическое событие в Баку стало серьёзным ударом по турецкой политике. Новый режим в Азербайджане стал прохладным по отношению к Турции, а также решил развивать дружественные отношения с Ираном и Россией. Эти события привели к выступлению оппозиционных депутатов в Великом национальном собрании Турции, которые обвинили правительство премьер-министра Тансу Чиллер в потере союзника Азербайджана. По состоянию на конец января 1995 года политическое влияние Анкары на Баку было ограничено, хотя общее культурное влияние Турции в Азербайджане продолжало оставаться сильным.
Политика Турции в Центральной Азии оказалась более успешной, чем на Закавказье. Как и в случае с Азербайджаном, чувство пантюркистской солидарности вызвало интерес Турции к расширению связей со следующими странами: Казахстан, Киргизия, Туркмения и Узбекистан. В апреле 1992 года, в первый год своего пребывания в должности премьер-министра, Сулейман Демирель отправился в центральноазиатский регион, чтобы продвигать Турцию как политическую модель развития для стран Центральной Азии. Он продвигал Турцию не только как успешный пример того, чего смогла достичь независимая тюркская страна, но и как более подходящую модель государственного устройства, чем исламская альтернатива, предлагаемая Ираном, который считался основным соперником Турции за влияние в регионе. Впоследствии Турция заключила многочисленные соглашения о культурной, экономической и технической помощи со странами Центральной Азии, в том числе с нетюркским Таджикистаном. Турция также оказала финансовую помощь для достижения полноправного членства стран Центральной Азии и Азербайджана в Организации экономического сотрудничества, где помимо Турции состояли также Иран и Пакистан. На практике, однако, у Турции не оказалось достаточных экономических ресурсов, чтобы играть центральную роль в Центральной Азии, к которой она стремилась. Поскольку у Ирана также было недостаточно капитала для оказания помощи и инвестиций в регионе, ожидаемое соперничество между Ираном и Турцией в центральноазиатском регионе не смогло перерасти в серьёзный конфликт. В апреле 1993 года президент Турции Тургут Озал совершил визит в страны Центральной Азии и неохотно признал, что Россия, а не Турция или Иран, стала доминирующей политической силой в регионе. Тем не менее, новые страны региона продолжили устанавливать дружественные отношения с Турцией. В ответ Турция переориентировала свою политику на то, чтобы сосредоточиться на укреплении двусторонних культурных связей и поощрении турецких частных инвестиций в регион. По состоянию на начало 1995 года Турция имела тесные дипломатические отношения с четырьмя тюркскими республиками Центральной Азии и установила хорошие отношения с персидскоязычным Таджикистаном.
Вслед за распадом Советского Союза последовал крах коммунистических режимов в Восточной Европе. Это событие положительно сказалось на отношениях Турции с Болгарией, которая граничит с турецкой областью Восточная Фракия. В период между 1985 и 1989 годами отношения между Турцией и Болгарией были сильно напряжены из-за кампании Болгарии по насильственной ассимиляции турецкого меньшинства, которое оценивалось в 900 000 человек и составляло примерно 10 % от общей численности населения страны. Этнические турки Болгарии стали протестовать против новой государственной политики, требующей от них изменить свои турецкие и мусульманские имена на болгарские и христианские, а также прекратить исламскую практику и общаться по-турецки на публике, что привело к ещё более жестоким репрессиям со стороны государства. Летом 1989 года примерно 320 000 турок бежали из Болгарии в Турцию, спасаясь от репрессий. Эти события вызвали международный кризис, а также спровоцировали внутренние волнения в Болгарии, которые способствовали падению коммунистического правительства. Впоследствии новое демократическое правительство Болгарии отменило противоречивый декрет об ассимиляции турок и предложило беженцам вернуться домой. В начале 1990-х годов отношения между Турцией и Болгарией стали неуклонно улучшаться, эти две страны заключили несколько двусторонних соглашений о торговле и технической помощи. Подобный дух сотрудничества проявился в соглашениях, подписанных Турцией с другими восточноевропейскими странами, в частности с Венгрией и Румынией.
В отличие от позитивного развития отношений с Болгарией турецкая дипломатия столкнулась с трудностями при распаде Югославии. Тяжелое положение мусульманского населения Боснии и Герцеговины во время гражданской войны, последовавшей за провозглашением независимости Боснии в 1992 году, вызвало у Турции желание оказать помощь боснийским мусульманам. Хотя правительство Турции поддержало миротворческие силы Организации Объединённых Наций (ООН) в Боснии и вспомогательную военную роль НАТО, но и критиковало их за недостаточную активность в разрешении конфликта. В середине 1990-х годов Турция выступала за более решительные меры против боснийских сербов и правительства Сербии, которую она обвиняла в предоставлении военной помощи боснийским сербам. Однако Турция не была готова предпринять односторонних шагов в Боснии, так как они могли бы противопоставить её партнёрам по НАТО.